Jan. 5th, 2017

parnyuk: (Default)
Благодаря всемогущему интернету виртуально познакомился с исключительно интересным человеком. Предистория: с одного из моих сайтов через форму связи постучался человек, по моей фамилии предположивший, что он в 50-60е годы был знаком с моими родителями. Предположение подтвердилось, действительно - учились в одной школе, немного общались впоследствии. Организовал им общение по скайпу, а в процессе подготовки просто поразился, насколько интересен и разносторонен этот человек. Немного о нём:
Геннадий Шапиро, уроженец города Орла (1944 г.), детство и юность провел на Арабатской Стрелке. Выпускник Одесского госуниверситета, факультет романо-германской филологии.
Работал в Советском Дунайском пароходстве (переводчик, 1971 г.) и в Черноморском морском пароходстве (администратор, старший пассажирский помощник капитана - 1972-77 годы, работник Управления внешних сношений – 1977-97 годы).
С 1997 года проживает в Израиле. Место работы с 1999 года – итальянский госпиталь в Хайфе.
Владеет несколькими иностранными языками, в том числе – турецким, итальянским, французским, английским.

Встречался со множеством знаменитостей, пишет стихи и небольшие рассказы, в основном автобиографической направленности. С любезного разрешения автора опубликую несколько его рассказов и стихотворений.

Геннадий Шапиро. КАПИТАНЫ И КАННЫ

Добрая половина капитанов из тех, с кем мне довелось работать, носила говорящие фамилии, ну, например, Стебновский, Дерновой, Тютюма.
Был такой художественный фильм из жизни курсантов мореходного училища, проходящих морскую практику на паруснике "Товарищ". Во время следования проливом Босфор стоят на палубе два курсанта - Бывалый и Салага. Бывалый:

-Вон у причала советский сухогруз. А ты знаешь, кто там капитаном?
-Нет,не знаю.
-Тю-тю-ума его фамилия.

Вот именно.
Судовым агентом нашим в Ницце и Каннах был симпатичный паренек Оливье Повилевич. Папа его, этакий крупный и импозантный месье, работал консулом всех скандинавских стран ( и Дании впридачу) в Монако. Оч-чень солидный мужчина. Однажды Повилевич-старший пожаловал на борт.

-Капитан, после столь праведных трудов в море Вам неплохо бы и развеяться. Хотите, я Вас познакомлю с Жаком-Ивом Кусто?
-С удовольствием, - засиял капитан Дерьмовой, пардон, Дерновой.

-И еще. Я переговорил с Марком Шагалом, мы с ним на дружеской ноге. Он с радостью согласился принять Вас у себя дома. Идет?
Я весь напрягся.Напрягся я весь. Шагал!!!
-Не,не,не! Только не с Шагалом! Только не с Шагалом! - запричитал и замахал руками кэптэн.
Я выпал в осадок.
-Ну,тогда предлагаю посетить картинную галерею абстракционистов, Фондасьон Мэг называется. Вы не против?
-Не против я, - изрек Дерновой.

Океанографический институт в Монте-Карло. Консул Повилевич чуть ли не ногой открывает дверь в кабинет Ж.-И.Кусто. И вот перед нами жилистый мужичонка невысокого роста, он же - легендарный исследователь мирового океана. Сразу приносит нам извинения за то, что не сможет уделить нам много внимания - цейтнот. На парах уже вертолет, который должен доставить в аэропорт Ниццы (N.B.:в Монако вертолеты используются в качестве обычных такси). Не без теплоты в голосе дает высокую оценку научно-исследовательскому флоту Советского Союза, вспоминает судно "Заря", говорит о том,что давно мечтает поближе познакомиться с нашей страной...

Картинная галерея. Капитан Дерновой с тупым выражением лица осматривает картины, делая вид, что слушает объяснения гида.
Визит закончен. Мы идем по дорожке к парковке, и вдруг слышу, как следующий впереди Повилевич-старший говорит сыну:
-Напрасно мы его сюда привели. Уж лучше купили бы ему бутылку "Пепси".
Вот именно.

...Те же Канны.День открытия знаменитого кинофестиваля.
Неожиданно для всех для нас некто из оргкомитета приглашает капитана Маркова принять участие в церемонии открытия. Думается, на это были две причины. Первая - мой теплоход был единственным круизным лайнером,прибывшим в тот день в Канны (рейдовая стоянка). И вторая - в отличие от нас, большевиков, на Западе издревле существует культ морского офицера в белоснежном костюме и золотыми галунами на рукавах.
Так вот, мало того, что капитана Маркова пригласили в Дом Кино, ему еще и слово предоставили в ходе церемонии! Я последовал за ним - переводить.
Но перед тем,как признаться в величайшем позоре моей жизни, немного о Вадиме Георгиевиче Маркове.
На фоне разных там Стебанутых и Тютюума это был настоящий капитан. Умный. Интеллектуал. Прекрасная речь. Аристократическая манера держаться. Очень честный в отличие от большинства своих коллег. Авторитарный.
Вадим Марков у микрофона. Я - весь в переводе.
И вдруг обнаруживается, что не успеваю вложить в память пассажи его умной речи и, как следствие, переводить полностью. Вынужден был пару раз обращаться к капитану с просьбой повторить еще раз ранее сказанное. Самоуверенный пижон, я-то думал, что в переводе мне море по колено! Мои тыканья и мыканья не ускользнули от всеобщего внимания, ко мне подослали какого-то старичка (по виду-белоэмитрант), который вежливо поинтересовался, не помочь ли мне. И я ,проклиная себя, уступил ему микрофон. Позор несусветный!

Мои отношения с Вадимом Марковым складывались непросто. Началось все с мелочей. Следовавший как-то на борту известный поэт и закоренелый сталинист Николай Грибачев прилюдно дал высокую оценку моим стишкам ("Силы есть! Вперед!" - написал он в подаренной мне книге его стихов). А вот Вадим Георгиевич в какой-то компании счел возможным заметить:

-НЕ НРАВЯТСЯ МНЕ СТИХИ ШАПИРО. ПЛОХИЕ СТИХИ.
Дальше - больше. Как-то пребывал я в отпуске, и до прихода моего судна оставался где-то месяц. И тут кадровики слезно попросили меня отработать один круиз на теплоходе "Латвия" в должности администратора. Согласился я, тем более, что пассажирским помощником на "Латвии" был мой приятель и однокурсник Женя Левин. А капитаном - все тот же Вадим Марков.
Как-то вечерком заглянул я на огонек в кают-кампанию, где судовые офицеры имели обыкновение потрепаться. Присел в торцевой части стола, не придав значения тому, что это место капитана. И вдруг - с прогулочной палубы - страшный стук в окно и выпученные глаза Вадима Георгиевича. Тыча пальцем он что-то остервенело кричал. Я понял: место капитана!
Несколько дней спустя. После отхода из Касабланки (ее я шутя называл Косой Балкой) вдруг обнаружилось, что не были задраены иллюминаторы в пассажирских каютах. Криминал,конечно. На следующий день утром мне вдруг сообщают: "В столовой экипажа висит приказ капитана - Вам выговор". Как? Что? Почему? За что?
Выясняется. В отличие от моей "Литвы", где рутинная обязанность проверки, задраены ли иллюминаторы, лежала на палубной боцманской команде, на "Латвии" это должна была делать пассажирская служба под руководством вахтенного администратора, коим я и был в момент отхода судна. Капитан вызвал Женьку Левина, снял с него стружку. Левин, наделав в штаны, всё списал на меня: виноват Шапиро. Отсюда-приказ. Виноват Шапиро, который и слыхом не слышал о местных правилах!
Не медля ни минуты, поднимаюсь к капитану Маркову.тИзлагаю свои аргументы и заявляю:
-Если Вы не отмените приказ, я оставляю за собой право по приходу в Одессу обратиться с рапортом к начальнику пароходства по поводу Вашего самоуправства.
-Ладно,ступайте, по миролюбивому тону капитана я понял,что инцидент исчерпан. И не ошибся. Приказ был отменен.

Любезный читатель, а ведь Вы тоже знаете Вадима Георгиевича Маркова! Но об этом в следующем рассказе.

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
232425 26 27 28 29
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:35 am
Powered by Dreamwidth Studios